Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS | ГлавнаяМой профиль | Регистрация | Выход | Вход

Главная » Статьи » Чтобы понять смысл » Проза

COR HUMANUM. Сергей ДЬЯЧЕНКО

Гридин вышел из вагона, постояв на перроне, направился в здание вокзала купить сигарет. Станция была большая, и до отправления поезда было ещё двадцать минут. Вернувшись в купе, Николай увидел, что в нём устраивались другие попутчики. За те двое суток, что он провёл в дороге, пассажиры в его купе сменялись дважды. Последними были молодые муж и жена с грудным ребёнком. Ребёнок был плаксивым, и ночь у Николая была неспокойной. На этот раз это были старик и двое детей, девочка лет двенадцати и мальчик лет восьми.
- Добрый день! – поздоровался старик с Николаем.
- Добрый день.
Дети молча посмотрели на вошедшего в купе Гридина. Старику на вид было за семьдесят, у него были седые волосы, но седина была благородная, белая, причёска аккуратная, глаза не по-стариковски живые и ясные.
- Мы уж вас побеспокоим немного.
- Да ничего, - вешая куртку на крючок, ответил Николай.
- Маша, привстань-ка, я сложу сумки под сидение.
- Я наверху! - заявил мальчик
- Ваня, не залазай! Надо же постелить сначала.
Поезд потихоньку тронулся. Мальчик пересев на полку, которую занимал Гридин, пробрался к окну и сел прямо на его подушку.
- Иван, сядь сюда! - строго сказал мальчику старик, указав внуку на противоположное место. – Вы уж извините!
- Да ничего, пусть сидит, - с улыбкой взглянув на ребёнка, ответил Николай, убирая подушку на другой край.
Наконец, уложив по местам все свои вещи, новые пассажиры расселись, поезд уже набрал скорость, стуча колёсами.
- Вы докуда едете? - поинтересовался старик.
Николай назвал станцию.
- И нам туда же! Мы домой едем. Ездили к моей сестре. Вот и ребятишек с собой брал, каникулы у них.
Старик оказался словоохотливым, поглядывая на детей, он рассказывал о том, как они гостили у родственников. К вечеру дети захотели есть. Старик разложил на столе всякую снедь, которую видимо родственники в изобилии надавали им с собой в дорогу, и дети принялись за еду.
- Откушайте с нами! – кивнув на стол, предложил старик Гридину.
- Нет, спасибо. Я хорошо пообедал, здесь в ресторане. Чаю вот только попью.
- Дорого там, наверное, в ресторане-то всё?
- Да так, как и везде.
- А всё-таки это не то!
- Да, не сравнить, - улыбнувшись, сказал Николай, посмотрев на стол. – Домашняя еда она самая вкусная.
Гридин сходил за кипятком, заварил себе в стакане пакетик чаю.
- А вы хоть пирожками угоститесь, - снова предложил ему старик. – Это нам сестра моя настряпала в дорогу.
Николай из вежливости взял один пирожок, попробовал.
- Мм! Действительно вкусно. Хорошие пирожки печёт ваша сестра.
- Да-а, вот съездили в гости! – с улыбкой посмотрев на детей, произнёс старик. – Ваня ещё не был у неё. А Маша-то уже побывала, но она тогда ещё совсем маленькой была. Это моего самого младшего дети. От старших-то детки уже взросленькие.
- У вас много детей?
- Ну, это не много! - улыбаясь, ответил старик. – Трое у меня. Сыновья! Вот, троих с женой вырастили. А теперь и внуки и внучки у меня есть.
Вскоре ужин был закончен, дети сходили вымыли после себя кое-какую посуду. Ваня залез на верхнюю полку и стал смотреть в окно. Маша села возле окна, положив перед собой журнал для девочек, начала его листать. Николай ушёл курить в тамбур. Вернувшись, он сел на своё место, посмотрел в окно. По темнеющему небу разливался багровый закат. Старик читал небольшую толстую книгу в мягкой обложке, изредка поднимая голову, он задумчиво глядел в окно. Николай обратил внимание на книгу, которую читал старик, он видел такую же у матери, это была Библия. Как-то раз из любопытства он заглянул в неё, прочитал первую страницу, было похоже на сказку, потом, пролистнув, почитал из середины, текст читался трудно, и было не понятно. Так, в общих чертах, знал, о чём там было написано: про Адама и Еву, про Иисуса Христа, в общем, ему эта книга не показалось интересной.
- Это у вас Библия?
- Да, это Библия, - взглянув на Гридина, ответил старик. - Мудрая книга, - улыбнувшись, добавил он.
- Вы верующий?
- Да, я верующий.
- И что, вы верите в то, что Бог есть?
Старик, задумавшись, посмотрел в окно, потом перевёл взгляд на свою книгу.
- Я вас понимаю, - сказал он, снова взглянув на Гридина. - Трудно поверить в Бога, когда не знаешь Его, - старик улыбнулся по-доброму.
- А вы Его лично знаете? – с иронией спросил Николай.
- Можно и так сказать.
- И какой же Он?
- Какой Он? - старик подумал немного. - Всемогущий, мудрый, справедливый, милостивый. Но ненавидит всякого, творящего зло.
- Ну это-то понятно! Умрёшь, и за все свои грехи в ад, к чертям на сковородку!
- Жить без Бога тоже ад, - несколько задумчиво, произнёс старик.
- Да ну?
Старик посмотрел на книгу, потом на попутчика.
- Вот умирает человек, тело предают земле. А душа бессмертна, она продолжает существовать. И как человек без Бога жил, так без Бога и умирает. Такая душа и после смерти будет лишена общения с Творцом и не сможет ничего больше сделать, только одна пустота кругом. Так ведь и при жизни точно так же - пустота.
- Ну уж прям и пустота!
- В сердце пустота, потому и покоя у людей нет. И это тоже ад.
- А как же горящее серой озеро? – снова иронично спросил Николай. – Или попы только пугают этим?
- А разве не воспалится душа от безысходности своего положения? И с живыми-то такое бывает.
- Хм, - подумав, произнёс Николай. - Как-то страшновато вы рассказываете. Бог-то это, вроде как, любовь?
- Любовь? - старик задумался. – Сильна как смерть любовь, - произнёс он.
Стрик помолчал ещё какое-то время, потом сказал:
- Значит, вы хотите знать, почему Бог отправляет людей в ад, если Он есть любовь?
- Да хотелось бы знать.
Старик снова посмотрел на свою книгу, подумал ещё немного.
- Библия говорит, что Бог воздаст каждому по делам его, - начал он говорить. – Людям, которые упорствуют и не покоряются истине, предаваясь неправде - ярость и гнев, - замолчав, старик разгладил ладонью странички Библии, поглядел Николаю в глаза. - Бог создал всё, и землю, и вселенную, и людей. Через людей Он здесь на Земле хотел творить Свою волю. Люди должны были преобразовывать землю и владычествовать над всем, что есть на ней, руководствуясь Божьей мудростью. Но люди отвергли Его волю и стали творить свою. Люди сами захотели решать - что есть добро и что есть зло, и поэтому стали не годны для Господа, все до одного негодны.
- И что, за это всех в ад? – Николай намеревался поспорить со стариком. - Не все же люди делают зло. Да, я согласен, всякую сволочь, бандитов, насильников, убийц нужно изолировать. Но большинство-то нормальные. Хороших-то людей за что?
- И хорошие тоже в ад пойдут, - ответил старик, пристально глядя на попутчика. - По суждениям человеческим, может, они и хорошие люди, но если есть в сердце человека желание самому судить - что есть добро и что есть зло, то человек тем самым возвышает себя над Творцом, и истине покоряться не будет.
- Но если человек сам себя судит, хорошо он поступает или плохо, - стал возражать Николай, – значит, он по совести живёт и не может совершать плохие поступки.
- По совести? – произнёс старик. - Что ж, давайте поговорим о совести.
Старик закрыл Библию, помолчал.
- Вот ведь не было у человека нужды в совести, когда он находился в раю и ещё не ел от древа познания добра и зла.
Николай с удивлением посмотрел на старика.
- Когда человек сам себя судит, - продолжал старик, - в мыслях своих он то обвиняет себя, то оправдывает - это мы называем совестью. Не было у человека потребности искать оправдания себе и своим поступкам, пока не преступил он запрет Божий. Совершив грех, первый человек стал чувствовать вину и страх перед Божьим гневом, поэтому и соорудил себе из листьев одеяние и покрылся им - так родилась совесть. Одежда в Библии это символ оправдания и покрытия вины. Так и доныне совесть покрывает вину человека, помогает ему оправдать совершённый поступок. А может и предостеречь: «Не делай этого, не оправдаешь себя потом!». Но ведь и оправдывает и обвиняет себя человек в соответствии с тем, как он сам разумеет - что есть добро и что зло, и как другие люди судят об этом. Да, закон совести до поры до времени удерживает человека от зла. Но как легко бывает человека обмануть, увлечь какой-нибудь ложной идеей. Какая нравственность в обществе - такая и совесть. Что раньше считалось злом, сегодня может быть объявлено добром.
- Ну а почему я сам не могу решать, что для меня добро, а что зло? Почему Бог это за меня решает?
- По всеведению своему. А человек всё ли знает? - старик чуть подался вперёд и, глядя на Гридина, продолжал: - Если человек сам себя судит и сам всё решает, то Бог ему уже не судья. Человек сам себе судья и сам себе бог. Но как только человек начал сам себя судить, он тут же стал убийцей. Так и Каин убил Авеля.
Старик замолчал, Николай тоже молчал, возражать было нечему.
- Совесть у всех разная, а суд Божий один для всех, - посмотрев в окно, произнёс старик.
- Значит, Бог не хочет, чтобы человек был свободен? – не соглашаясь со стариком, продолжал Николай дискуссию.
- А совесть разве не ограничивает свободу человека? – сказал старик, глядя Гридину прямо в глаза. - Вы же сами говорите, что совесть не даёт человеку совершать то, что он считает злом. Значит, и человек, живущий без Бога, тоже не свободен? А закон разве не ограничивает?
- Закон ограничивает людей без совести, - с некоторым вызовом, ответил ему Николай.
Старик задумался над словами собеседника.
- Да, есть люди, которые прожгли свою совесть и больше не испытывают потребности в оправдании, - соглашаясь с этим заговорил он. - Выходит, только они и свободны делать, что хотят, - продолжал старик, глядя на Гридина, - потому что и совесть их не осуждает, и законы им нипочём. Но что с совестью человек, что без совести, каждый творит свою волю так, как он её понимает, и от этого мир лежит во зле, - старик замолк ненадолго. – Потому никто и не знает, что надо делать, чтобы всем было хорошо, - произнёс он, снова посмотрев в окно.
- Ну да, царства-то Божьего на земле не построить, - согласился с этим Николай и тоже посмотрел в окно.
- Оттого и не построить, что никто Бога не ищет, чтобы исполнить Его волю. Потому и обречён мир, уничтожит его Господь, и все дека рук человеческих сгорят.
- И где же в этом любовь? – с ухмылкой сказал Николай, взглянув на старика.
Старик посмотрел на свою книгу, открыл её, пролистнул несколько страниц, найдя, что искал, глядя на собеседника начал говорить:
- Любовь Бога к людям явилась в том, что Он послал в мир Спасителя. Теперь каждый человек может вернуться к Отцу. Через смерть Иисуса Христа люди получают прощение за то, что жили без Бога. Сын Божий, будучи без греха, претерпел смерть. Мы же, грешные, веруя в Него, оправданы Его жертвой.
- Про это я что-то такое слышал, - сказал Николай, тоже глянув на книгу.
- Через Христа верующие в Него получают Святого Духа, - продолжал старик. – Дух Святой даёт откровение о том, как жить и что делать, наставляет на истину, обновляет желания и мысли, и жизнь человека становиться другой. Христос ушёл к Отцу, а вместо Него пришёл Дух Святой. И теперь тот же Дух, что воскресил Христа, в верующем человеке обитает и воскресит его в последние дни.
- Да-да, Дух Святой, Троица, - сказа Николай, подумав при этом, что зря затеял этот разговор, слишком нравоучительный попался ему попутчик. – Картина, икона ли ещё есть такая.
Старик улыбнулся и продолжал:
- Тот, кто принимает в себя Духа Святого, начинает жить верой и ходить в любви, волю Божью творить начинает. И не слушает уже такой человек никакого другого человека, а прямо к Богу обращается, через Господа Иисуса Христа. Только такой человек угоден Богу. Библия говорит, что нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе живут не по плоти, но по духу.
- И что, Христос это тоже Бог?
- Да, - твёрдо ответил старик. – И Сын Божий. Когда Он жил на земле как человек, Дух Святой водил Его и наставлял во всём. И те, кто приняли Христа как своего спасителя, водятся тем же Духом. А все, водимые Духом Божьим, суть дети Божьи, и Бог - их Отец. Усыновляет Он нас, когда мы верою принимаем Христа в своё сердце, и рождаемся мы заново, и снимается с нас вина. Для этого Христос и приходил.
- Ладно, с верующими тут всё понятно, - сказал Николай, всё же не соглашаясь со стариком. - Это ваше личное дело, какие у вас взаимоотношения с Богом. Но, всё равно, как-то это неправильно… Ну, а если человек сам решил не делать зла, за что Бог его в ад вместе с преступниками? Несправедливый Бог какой-то получается! Значит, любой убийца, насильник, бандит может прийти в церковь, покаяться, и Бог его в рай возьмёт? А человек неверующий, который за всю жизнь не сделал ничего плохого, тот в ад?
- Истина в том, что человек, живущий без Духа Божьего в сердце, не может не творить зла, даже самый нравственный человек, потому что не имеет знания о том - что есть добро и что есть зло. Это знание человеку даётся только Богом, через откровение.
- Через откровение? Это как через откровение?
- Это когда Бог с человеком говорит.
- Бог с человеком говорит? – переспросил Николай, с иронией взглянув на старика. - И как это узнать, что это Бог говорит? Он что, в уши это говорит или знамения какие показывает?
Старик посмотрел на Николая, улыбнулся.
- Умом это трудно понять. Но каждому, кто пожелает, даётся откровение.
Старик взглянул в окно на проплывающие мимо в сумерках бескрайние поля.
- По-разному это происходит, - задумавшись о чём-то, произнёс он тихо. – А голос Его в сердце слышится.
Николай тоже посмотрел в окно, потом взглянул на верхнюю полку. Мальчик уже дремал, видимо от мерного покачивания вагона его склонило в сон, девочка закончила листать свой журнал. Пора было ложиться спать. Николай поднялся, взял умывальные принадлежности, полотенце и пошёл умываться. Долго стоял в тамбуре, смотрел в окно в ночную темноту и курил. Почему-то подумалось о Наташе.
Гридин проснулся оттого, что в купе включили свет. Николай открыл глаза. Старик будил детей. Сонные дети с неохотой вылезали из-под одеял.
- Вставай, Ваня, вставай, - говорил старик внуку. - Подъезжаем уже.
Поезд прибывал на станцию рано утром. Николай поднялся, начал одеваться.
- Доброе утро! - сказал ему старик.
- Доброе утро.
Николай взял полотенце, прихватил с собой сигареты и пошёл умываться. В коридоре вагона приглушённо горели светильники, никого не было, пассажиры ещё спали. Вернувшись в купе, Николай сел на своё место. Старик сворачивал постели, дети пошли умываться. Закончив с постелями, старик тоже сел к столу, посмотрел на Николая.
- Побуждает меня Господь сказать вам, - заговорил старик. – Вы о любви спрашивали.
- О любви?
- Да, что такое любовь.
- Да это и так понятно.
Старик внимательно посмотрел на Николая.
- В чувствах можно обмануться, а в истине нет, - заговорил старик, глядя Николаю в глаза. – Бог сотворил мужчину и женщину, и каждому дал свою жену, и каждой своего мужа. Его воля для нас благая, потому и не волен человек сам выбирать, с кем ему быть.
Николай улыбнулся, пытаясь скрыть некоторое замешательство.
- Ну, может быть.
- Любовь, которая от Бога, не ищет своего и всё переносит. Не властен человек в любви, как не властен в смерти.

роман «COR HUMANUM»
часть третья «VIA COMBUSTA»
отрывок стр. 357 - 361

http://www.proza.ru/avtor/sergeidyachenko

Категория: Проза | Добавил: (17.08.2009) | Автор: Сергей Дьяченко E W
Просмотров: 662 | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0

avatar

Меню сайта

Журнал "Вісник Мрії" є періодичним виданням ГО «Дитячо-юнацька екологічна громадська організація «Республіка Мрія», яка з 10 листопада 2013 року як асоційований член увійшла в мережу Всеукраїнської екологічної громадської організації «МАМА-86».  Про ВЕГО "МАМА-86"

Форма входа

Поиск

Новые комментарии

Ссылка на сборник

%