Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS | ГлавнаяМой профиль | Регистрация | Выход | Вход

Главная » Статьи » Официальные авторы "Мечты" » Виктор Сорокин. Z-мир

Z-мир. 57. Дом Советов

57. "Дом Советов"
 
 
Накопленный опыт анализа явлений и понятий позволяет нам теперь перейти к разработке реальных оптимальных моделей поведения в различных сферах деятельности. В первую очередь мы рассмотрим наивысший уровень управления нашим поведением.
 
Общепринято, что у нормально развитого человека в голове есть «царь», который руководит деятельностью на самом высшем уровне. Если же такого царя в голове нет, то про такого человека говорят, что он «без царя в голове».
 
Таким образом, в сознании человека образуется некоторый аналог аппарата управления, существующего в государстве и обществе. И вот эта неожиданная аналогия позволяет человеку выбрать самому себе наилучшую, наиболее эффективную, власть. Воспользуемся этой возможностью и зададимся вопросом: какая власть для достижения задачи наивысшего развития общества является наилучшей?
 
Понятно, что однозначный критерий самого «лучшего» (развитого, прогрессивного и т.п.) общества отсутствует – эта характеристика субъективная и «классовая». Так, для подданных тоталитарного государства самым совершенным обществом является то, в котором живут они, – несмотря на ужасающую нищету и полное бесправие.  Убедить северокорейцев (да и большинство россиян), в том, что жить без агрессивности и тотальной лжи, в духе всеобщего взаимоуважения и трудолюбия лучше. Если бы авторитарные и тоталитарные государства не представляли крайнюю угрозу для всего остального мира, то можно было бы не обращать внимания на добровольное рабство миллионов зомбированных людей…
 
(Полагаю, что легкость, с какой то или иное общество удается зомбировать, определяется двумя факторами: легковерность и отсутствие механизма установления истины. Ну еще, может быть, установка большинства членов общества на рабство, на холопство. Классический пример – выборы президента в России в 2000-м году: главой государства народ выбрал человека, о котором, кроме внешности, ничего не знал и знать не хотел! Это был, пожалуй, единственный случай в истории, когда к власти обществом был допущен человек без политической программы, без идеологии и без биографии – т.е., по существу, пустое место!.. Странно, однако: желание «владей нами!» чуждо даже животным…)
 
Доказать логически преимущество либерально-демократического типа организации общества перед тоталитарным – это, по-видимому, пока неразрешимая задача. И потому я просто констатирую: в первом приближении наилучшие на сегодняшний день государства – это либерально-демократические государства западного типа.
 
К сожалению, проводить аналогию между самоуправлением личности и управлением либерально-демократическим государством не правомочно: последнее не ставит глобальную цель, его задачей является всего лишь поддержание правил взаимоотношения между отдельными субъектами общества да, в крайнем случае, выработка этих правил. Для развитой же личности важнее всего составление плана и его реализация. И мы приходим к экстраординарному выводу: модель самоуправления личности имеет гораздо больше сходства с моделью управления авторитарными и прокоммунистически настроенными государствами, нежели с моделью управления государством либерально-демократическим!..
 
Таким образом, не считая собственных размышлений о наилучшем самоуправлении, мы можем поискать какие-то полезные элементы в истории авторитарного и коммунистического правления.
 
Изучение авторитарной власти нам мало чего может дать полезного и объясняется это, прежде всего, безграничностью ресурсов. Так, чтобы опередить союзников при взятии Берлина всего на один день, маршал Жуков положил на поле битвы 600 000 советских солдат. Это означает, что жизнь человека в России (в последнее столетие) не стоит и ломаного гроша. Из этого, в частности, следует и самая важная характеристика авторитарной власти: ее абсолютная безответственность.
 
Таким образом, из практики авторитарного управления мы, простые граждане, ничего поучительного для себя почерпнуть не можем. А теперь посмотрим, что нам может предложить опыт коммунистического правления?
 
Даже беглый взгляд на историю коммунизма показывает, что коммунизм в СССР ближе всего к своей романтической модели приблизился во время хрущевской оттепели (если, конечно, не знать о тайной преступной кухне коммунистических правителей). Да, Россия Хрущева – это, конечно, не идеальная модель общества и каждому положительному достижению можно противопоставить множество недостатков, тем не менее, хрущевский коммунизм характеризовался такими управленческими характеристиками, какие не встречались более нигде во всей мировой истории. Остановлюсь на них вкратце.
 
1. Национальная цель. В отличие от навязанной сверху ленинско-сталинской цели (построение коммунизма во всем мире), национальная цель в хрущевскую оттепель приобрела признак общественной инициативы. Конечно, национальная цель впервые была озвучена устами Первого секретаря ЦК КПСС, однако ели бы эта цель уже не витала в обществе, она вряд ли породила бы столь мощную волну творческого и трудового энтузиазма. Ярче всего национальная цель просматривалась в студенческой и научной среде. Но романтический энтузиазм покорил и определенную часть рабочих и крестьян, отправлявшихся на национальные стройки и освоение целинных земель. Главными направлениями оставались два: космическое и экономическое; в обоих направлениях была установка на соревнование с США. Конечно, реализацию национальной цели близко к сердцу приняла лишь небольшая часть советского общества, от силы процентов пять населения страны, но эти пять процентов задавали тон всей духовной жизни в стране.
 
2. Конкретность цели. Например, к такому-то сроку обеспечить каждую семью отдельной квартирой или догнать Америку по главным экономическим показателям.
 
3. Построение новых, гуманистических межличностных отношений под лозунгом «Человек человеку – друг, товарищ и брат».
 
Я не касаюсь здесь вопроса о том, во что и почему трансформировались эти цели; важно же то, что эти необычные цели были поставлены, поставлены общественностью, и требовали определенной созидательной деятельности всего общества. Естественная консолидация общества во время национальных бедствий – вещь не удивительная и такое случалось. А вот установка на развитие и саморазвитие в национальном масштабе впервые реализовалась в указанный исторический период, в 1956-1961 годы. Пусть и в зачаточном виде, но в это время наблюдалось интереснейшее явление – духовный консолидаризм. Впрочем, я не претендую на объективность моих оценок – пусть это будет мое особое мнение. Но именно по моделям советского государства периода 1956-61 годов и любого либерально-демократического государства я начну строить модель наилучшего самоуправления личности.
 
Самая главная власть, которой принадлежит вся ИНИЦИАТИВА поведения, это законодательная. Это центр целеполагания, или "Дом Советов" или "Дума". Именно в нем заложены цели, которые реализует человек (или общество). (Напомню, что эти цели могут иметь двоякое происхождение: либо они внесены извне, либо они выработаны самим субъектом.) В задачу законодательной власти входит выработка системы целей, прагматических и логических принципов и различных правил поведения. И именно в законодательном органе происходит первоначальный выброс духовной энергии, запускающей в действие весь механизм функционирования общества и человека. Однако на этом этапе энергия еще слишком мала – ее силы хватает лишь для перемещения информации к исполнительной власти.
 
Следующая власть – исполнительная. Она заставляет применять все средства, необходимые для реализации целей. И здесь микроэнергия целевой информации преобразуется в макроэнергию человеческих мускулов и различных механизмов.
 
Во главе исполнительного органа стоит «премьер-министр», в подчинении у которого находится «совет министров». Толковый премьер-министр должен быть специалистом по управлению высоким уровнем сознания (до этого, правда, сегодняшнее общество вряд ли доросло, поскольку премьер-министра обычно назначает президент, который чаще всего мало чего смыслит в деле управления). Но когда мы выбираем премьер-министра, нам нет смысла себе лукавить, и нужно быть круглым дураком, чтобы отказаться от толкового премьер-министра.
 
Главная задача премьер-министра – это подбор всех министров для полноценного СОВЕТА МИНИСТРОВ. Для государственного премьер-министра эта работа не представляет объективной трудности. А вот для личностного премьер-министра (сидящего в нашем сознании) выполнение этой задачи требует получения множества высших образований (или самообразования) – экономиста, политика, юриста, педагога, медика и др. И если человек не получил, например, педагогического образования, то в его Совете Министров министр образования и воспитания отсутствует; следовательно, воспитать своих детей на высоком уровне он сам не сможет. Придется отдавать детей на воспитание другому (нередко – чуждому) человеку. В результате его биологические дети могут оказаться для него совершенно чуждыми духовно. Следовательно, во всех вышеперечисленных сферах высокоорганизованный человек должен быть весьма солидно подкован; в противном случае его постоянно будут поджидать не просто неудачи, а беды – даже если он достиг больших высот в какой-то одной области. (Эта, казалось бы, непосильная работа вполне по плечу при системной организации своего поведения.)
 
Легко видеть, что беда может возникнуть при отсутствии в сознании субъекта и любого другого внутреннего министра. И только полноценный состав Совета Министров способен обеспечить решение всех задач, достигнуть все поставленные цели.
 
Итак, законодательная власть решает, ЧТО делать; исполнительная власть ничего не решает – она просто выполняет определенные действия по уже известным, разработанным алгоритмам. [Впрочем, здесь просматривается необходимость еще одной власти – научной (по управлению наукой), ибо нередко при решении конкретных задач обнаруживается отсутствие известных алгоритмов и требуется открывать и изобретать новые алгоритмы.]
 
А вот на вопрос «КАК делать?», КАК реализовывать цели, отвечают два других «ведомства». Активной частью «как?» занимаются различные производственные технологии и к власти они никакого отношения не имеют. А вот пассивной частью «как?» (как НЕ делать) занимается особая ветвь власти – судебная. При этом в список «КАК не делать» попадают, так сказать, «нулевые» действия и поступки с требованием «ЧЕГО именно НЕ делать нельзя!» – например, нельзя не оказывать помощи в ситуации, опасной для жизни пострадавшего.
 
В государстве функцию судебной власти выполняют судебные органы. А кто выполняет судебную власть в сознании субъекта? Здесь ее вершат общепринятые в обществе правила поведения (в основе которых лежат наиболее значимые этические и моральные ценности) и… СОВЕСТЬ – как чувство вины. Совесть выполняет функцию возможного или реального наказания. Совесть возможна и у государственной судебной власти, но случается это редко. Самый существенный пример из этого ряда – самоосуждение германского народа за преступления гитлеровского нацизма. (К сожалению, российскому народу до подобного поступка еще далеко…)
 
И вот над тремя ветвями власти – законодательной, исполнительной и судебной – выступает некий «пуп» под названием представительной власти. Ее функция состоит в реализации осознания обществом или человеком своего достоинства и своей значимости перед окружающими обществами и людьми; она должна быть хорошим дипломатом в отношениях с окружающим миром. Представительная власть – это этикетка общества или личности, и больше в ней, по сути, ничего нет, за исключением одного: представительной власти надлежит выбрать ТОЛКОВОГО «премьер-министра». (Беда же состоит в том, что, будучи самодовольными, люди не выбирают себе «премьер-министра», а довольствуются тем «премьер-министром», который в их голове сложился естественным, не управляемым им самим путем.) Поэтому новый человек, Z-человек, должен освоить методы гибкого и эффективного управления своим сознанием, а самое главное – научиться управлять этим управлением и развивать его.
 
Наконец, существует и еще одна ветвь власти, лежащая в стороне от всех вышеперечисленных. Это контролирующий орган. В его задачу входит наблюдение за выполнением всеми ветвями власти своих функций. И если где-то происходит сбой по субъективным причинам, то контролирующий орган подает сигнал судебной власти, а если по объективным причинам, то законодательной власти.
 
Ну а теперь любопытный вывод: глава государства, не имеющий в своей голове "дома Советов" и "Совета министров", вряд ли способен организовать полноценное управление обществом.
 
А вот интересный вопрос: прерогативой какой власти является сомнение и установление критерия истины?..

 

Категория: Виктор Сорокин. Z-мир | Добавил: victorsorokin (25.06.2009) | Автор: Виктор Сорокин E
Просмотров: 631 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0

avatar

Меню сайта

Журнал "Вісник Мрії" є періодичним виданням ГО «Дитячо-юнацька екологічна громадська організація «Республіка Мрія», яка з 10 листопада 2013 року як асоційований член увійшла в мережу Всеукраїнської екологічної громадської організації «МАМА-86».  Про ВЕГО "МАМА-86"

Форма входа

Поиск

Новые комментарии

Виктор Иванович, постоянно отслеживаю Ваши новые публикации на сайте прозы. Ничего нельзя упустить. ...

Друзья сайта

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Flag Counter

%