Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS | ГлавнаяМой профиль | Регистрация | Выход | Вход

Главная » Статьи » Чтобы понять смысл » Проза

Человек и машина. Лекция

   Антон ДАНИЛЕЦ


Введение

В древнегреческом театре существовало понятие «Бог из машины», что означало решение поставленных в драматическом произведении проблем путем появления на сцене божества, Его появление обеспечивалось специальной театральной машиной, обеспечивающем эффектное и внушительное появление небожителя, чтобы в дальнейшем к его суждениями не могло возникнуть никаких, даже мельчайших претензий публики.
«Эзотерики именовали "философскими машинами" символические системы, позволявшие искателю упражняться в сопоставлении и объединении самых различных высоких категорий и великих образов» . Примерами такого рода медитативного инструментария являются астрология, руническая и арканная мантика и всевозможные алфавиты, которые издревле заключали в буквенных символах развернутые тайные философские доктрины.
Таким образом, мы видим, что на протяжении всей своей истории человечество использовало машины для различных целей и, прежде всего – для выживания.
Но и машины не могут существовать без человека.
Поэтому, рассматривая Машину как систему в контексте современной цивилизации и культуры мы должны понимать, что важнейшей задачей сейчас должно и может стать построение системы «Человек – Машина». Эта система помимо чисто технологической составляющей, решающейся инженерами и технологами имеет ярко выраженный философский и культурологический контекст, который мы и попытаемся выделить и рассмотреть в данной работе.
Несмотря на то, что данная тема рассматривается в философских и культурологических исследованиях довольно давно и плотно, но какой-то законченный вариант решения она еще не приобрела, поэтому данное исследование помимо чисто теоретического должно иметь еще и практическое значение и актуальность.
Эта актуальность должна быть подчеркнута направленностью и задачами принятыми в исследовании, а именно рассмотрение и оптимизация распределения функции в системе «Человек – Машина».
Одна из важнейших проблем построения системы Человек-Машина - оптимальное распределение функций между оператором и техническими средствами, то есть определение операций и действий, которые должны выполняться человеком и машиной для обеспечения требуемой эффективности действия системы.
Огромные надежды в своем самоутверждении современный человек связывает с развитием техники.
Технический процесс как раз и есть та самая стремнина, которая сегодня буквально увлекает всех и каждого «быть полноценным гражданином технической цивилизации» — «цивилизованным человеком»! Кем является такой человек?
«Абсолютное большинство людей сегодня не знают и не понимают устройства и принцип работы тех «достижений техники», обладая которыми они приобщают себя к этому «цивилизованному клубу».
Такой человек напоминает, скорее, новый подвид — цивилизованную обезьяну — «цивилизьяну», которая «умело» крутит в своих руках «то, смысла чего не понимает» .
И уж тем более абсолютное большинство не задумывается о той цене, которую оно платит за принадлежность к этому клубу.
Итак, какова цена технического прогресса и какова онтологическая природа техники?
1. Роль и место Машины в контексте культуры и цывилизации
1.1 Понятие Машины
1.1.1 Определение Машины
Согласно энциклопедии Vikipedia, точное определение понятия «машина» было установлено лишь в 20 веке, благодаря стараниям ряда ученых, трудившихся над классификацией различных понятий практической механики.
Принятое в настоящее время определение понятия "машина" принадлежит Францу Рело, профессору высшей политехнической школы в Берлине.
Сформулировано это определение следующим образом: «Машина есть соединение способных к сопротивлению тел, устроенное таким образом, чтобы действующие на них природные силы производили определенные движения» .
1.1.2 Классификация Машин
Смотря по тому, состоит ли главная цель машины в том, чтобы перемещать тела, или в том, чтобы их обрабатывать, машины разделяются на:
- перемещающие,
- обрабатывающие.
Локомотив, подъемный кран, пожарный насос и т. д. принадлежат к числу перемещающих машин. Токарный станок, самопрялка, молотилка и т. д. принадлежат к числу обрабатывающих машин.
Рело предложил также классификацию частей машины:
1. природный двигатель
2. предмет работы
3. главный механизм
4. распределитель
5. регулятор
6. передача.
Впрочем, не в каждой машине встречаются эти части. Наличие тех или иных частей в машине зависит от ее предназначения.
Несколько иную трактовку определения понятия «машина» дает Льюис Мамфорд в своей работе «Миф машины»:
«Машину можно определить как сочетание сопротивляющихся частей, каждой из которых отводится особая функция, действующее при участии человека для использования энергии и совершения работы» .
Стоит отметить, что в данном определении человек и машина взаимосвязаны, то есть машина без участия человека не может производить работу.
В результате исследования, проведенного в своей работе «Техника и цивилизация», Л. Мамфорд приходит к выводу о том, что «машины возникают как своеобразное отрицание органической и живой природы» и что они накладывают определенные ограничения на человека.
1.2 Периодизация европейской цивилизации в контексте взаимодействия «Человек – Машина»
1.2.1 Объективные предпосылки периодизации
«В попытке гипотетической реконструкции предыстории я стремился показать, что каждое техническое достижение было прочно сцеплено с необходимыми психо-социальными трансформациями, предшествовавшими технологическому прорыву и следовавшими за ним; с эмоциональным единением и неукоснительным следованием ритуалу, с началом коммуникации идей в языке, с морализующим упорядочением всех видов деятельности под контролем табу и строгих обычаев, обеспечивающих групповое сотрудничество.
На трех указанных фундаментальных камнях — единении, коммуникации и кооперации — была воздвигнута базовая деревенская культура.
Но за пределами ограниченной территории племени или деревни эти основные способы социализации проявлялись лишь спорадически и неэффективно. Сама общинная культура была универсальной, но каждая группа оставалась социальным островом, отрезанным от других групп. Повсюду, где деревенская культура была предоставлена самой себе, она подвергалась окостенению и если впоследствии она вновь начинала развиваться, то это происходило либо благодаря принуждению со стороны более крупного сообщества, либо путем ассимиляции институтов, просачивавшихся в нее из более высокоразвитых цивилизаций.
Из раннего неолитического комплекса поднялась иная социальная организация, не рассеянная в мелких единицах, но объединенная в большую; уже не "демократическая", то есть основанная не на соседской интимности, обычаях и согласии, но авторитарная, управляемая из центра, контролируемая господствующим меньшинством; не прикованная более к ограниченной территории, но умышленно переходящая границы, чтобы захватить сырье, поработить более слабых, расширить свой контроль, наложить дань на покоренных.
Эта новая культура способствовала не только росту богатства, но и экспансии коллективной власти. Усовершенствовав новые орудия принуждения, правители этого общества к третьему тысячелетию до н.э. достигли такой индустриальной и военной мощи, масштабы которой оставались непревзойденными вплоть до нашего времени.
В этот период человеческие усилия перемещаются с горизонтальной плоскости деревни и семьи в вертикальную плоскость общества в целом. Новая общность сформировала иерархическую структуру, социальную пирамиду, включающую от основания до вершины множество семей, множество деревень, множество занятий, нередко множество регионов, и не в последнюю очередь множество богов. Эта политическая структура была базовым изобретением новой эпохи: без нее ни ее монументы, ни ее города не могли быть построены — нужно добавить — без нее не происходило бы так часто их преждевременное разрушение» .
1.2.2 Периоды исторической периодизации
Итак, вся история современной европейской цивилизации подразделяется Л.Мамфордом на три основных фазы:
1.Первая из которых тянется с 1000 до 1750гг. и характеризуется тем, что в ее основе лежит так называемая «интуитивная техника», которая в основном использовала природные силы (воду, ветер), а в качестве основного материала использовала дерево.
По его мнению, «на данной фазе цивилизация и присущий ей тип техники не разрушали природу, а гармонировали с ней» .
2. Вторая фаза развития современной западной цивилизации продолжалась с последней четверти 18 века до конца 19 столетия и в ее основе лежала так называемая «палеотехника», иначе говоря, эмпирическая техника угля и железа. Л. Мамфорд называет ее «рудниковой цивилизацией» , желая подчеркнуть не только оторванность человека от природы в этот период, но и то обстоятельство, что при ней люди работали и жили в невыносимо тяжелых условиях без всякой перспективы и надежды на избавление.
При этом главная задача людей заключалась в преумножении богатства власть имущих, в увеличении материальных благ общества, большей частью которых они сами не могли пользоваться.
Следовательно, при «рудниковой цивилизации», при том капитализме, который получил свое классическое развитие в Англии 19 столетия, человек становится простым средством, придатком машины, а техника из средства трансформируется в самоцель.
3. Третья фаза развития западной цивилизации охватывает собой период с последних десятилетий 19 века по настоящее время. Своей точкой отсчета в техническом плане она имеет использование электричества и освоение технологии сплавов.
В ее пределах техническое развитие происходит на строго научной основе, поэтому с ней Л. Мамфорд связывает свои надежды на восстановление утраченной гармонии техники и природы, и на освобождение человека.
Он полагает, что «научно-технический прогресс в состоянии привести к полной ликвидации социальных различий и превратить тем самым человека из простого средства в самоцель» .
1.3 Мегамашина
1.3.1 Учение о Мегамашине Л. Мамфорда
Однако наиболее интересным и оригинальным в технофилософской концепции Л. Мамфорда является учение о «мегамашине», придающее самому понятию «машина» социальную и антропологическую окраску.
«Люди обычных способностей, полагаясь лишь на мускульную силу и традиционные навыки, могли выполнять широкую программу разнообразных задач, включая и ткачество, без какого-либо управления извне или научных рекомендаций, кроме тех, что черпались из общинной традиции. С мегамашиной дело обстояло иначе.
Только цари, опираясь на религиозную санкцию и с помощью астрономической науки, оказались способными построить такую машину и управлять ею. То была невидимая структура, составленная из живых, но крепких человеческих элементов, каждому из которых предназначалась особая должность, роль и задача, что и обеспечило в конечном итоге громадную производительность и грандиозные проекты этой великой коллективной организации.
При зарождении мегамашины ни один второстепенный вождь не смог бы организовать ее и привести в движение. И хотя абсолютизм царской власти покоился на сверхъестественной санкции, сама эта власть не добилась бы столь широкого преобладания, если бы ее притязания не были в свою очередь подкреплены колоссальными достижениями мегамашины. Ее изобретение было наивысшим достижением ранней цивилизации; технологическим свершением, которое послужило образцом для всех позднейших форм механической организации.
Эта модель передавалась — иногда целиком и в рабочем состоянии, иногда в упрощенной, приспособленной к обстоятельствам форме — через посредство сугубо человеческих агентов в течение пяти тысяч лет, прежде чем воплотилась в материальной структуре, более соответствовавшей ее характеристикам, и во всеобъемлющей институциональной структуре, охватывающей все стороны жизни.
Понять происхождение мегамашины и ее наследие — означает бросить новый свет как на происхождение нашей современной сверхмеханизированной культуры, так и на судьбу и участь современного человека.
Мы увидим, что первоначальный миф машины проецировал в будущее экстравагантные надежды и желания, которые в избытке осуществились в нашу эпоху.
Однако в то же время миф навязал нам ограничения, лишения, угнетение и рабскую покорность, которые как непосредственно, так и в результате вызванных ими реакций угрожают нам сегодня последствиями еще более вредоносными, чем в век пирамид.
Мы увидим, наконец, что все благодеяния массового производства с самого начала подрывались массовым уничтожением, которое стало возможным благодаря мегамашине» .
Почему этот новый механизм остался незамеченным археологами и историками?
«По одной простой причине, уже подразумевающейся в нашем первом определении: он состоял исключительно из человеческих деталей и сохранял определенную функциональную структуру лишь до тех пор, пока религиозная экзальтация, магическая абракадабра и царский приказ, его создавшие, принимались всеми членами общества как нечто безусловно данное. Когда из-за смерти царя или поражения в битве, распространения скептицизма или восстания мстителей поляризующая массы сила царской власти ослабевала, разваливалась и вся машина. Затем части ее либо перегруппировывались, образуя более мелкие единицы — феодальные или городские, либо полностью исчезали, как исчезает разгромленная армия, когда рушится иерархия командного типа.
Называть эти коллективные целостности машинами не значит попусту играть словами. Если определять машину — с большей или меньшей степенью соответствия классическому определению Франца Рело — как комбинацию строго специализированных и способных к сопротивлению частей, функционирующих под человеческим контролем для использования энергии и выполнения работы, то эта великая трудовая машина оставалась истинной машиной во всех отношениях, тем более, что ее компоненты, хотя и сотворенные из человеческой плоти, нервов и мускулов, были сведены к чисто механическим элементам и жестко стандартизованы для выполнения ограниченных задач.
Плеть надсмотрщика обеспечивала покорность» .
1.3.2 Типы исторического развития техники
Таким образом, в историческом развитии техники Л. Мамфорд выделяет два ее главных типа:
- биотехнику,
- монотехнику.
1. Биотехника – это тот тип техники, который ориентирован на удовлетворение естественных потребностей и устремлений человека.
Она включает в себя все необходимое для жизни, она гармонирует с природой и открывает перед человеком достаточный простор для его самореализации.
2. Монотехника, базирующаяся «на научной интеллигенции», ориентируется «главным образом на экономическую экспансию, материальное насыщение и военное производство».
Она имеет своей целью укрепление системы личной власти и поэтому носит авторитарный характер.
Она враждебна человеку и природе и ее авторитарный статус восходит к тому раннему периоду существования человеческой цивилизации, когда впервые была изобретена «мегамашина», то есть та мощная социальная организация нового типа, «которая была способна повысить человеческий потенциал и вызвать изменения во всех аспектах существования».
Изобретение этой «мегамашины» произошло на том раннем этапе культурно-исторического развития человечества, который был отмечен появлением первых цивилизаций.
Первая культурная форма существования рода человеческого – общинная культура неолита – была, по мнению Л. Мамфорда, воздвигнута «на трех фундаментальных камнях»:
- эмоциональном единении и неукоснительном следовании табу,
- начале коммуникации посредством языка,
- групповом сотрудничестве или кооперации как результате упорядочивания всех видов деятельности под контролем табу и строгих обычаев.
Из данной неолитической организации впоследствии вырастает иная социальная организация, уже не демократическая, но авторитарная, управляемая из центра, контролируемая господствующим меньшинством.
Эта новая культура или новая общность сформировала новую иерархическую структуру, социальную пирамиду, включающую от основания до вершины множество семей, множество деревень, множество занятий, нередко – множество регионов и не в последнюю очередь – множество богов.
Данная иерархическая организация возникает вместе с появлением царской власти, сменившей власть сельской общины где-то в конце четвертого или в самом начале третьего тысячелетия до нашей эры. И поскольку на базе абсолютной власти формируются те уникальные структуры, которые выполняли функции, перешедшие впоследствии к машинам, Л. Мамфорд решает называть новую социальную организацию «архитипической машиной» .
2. Развитие Мегамашины
2.1Мегамашина как модель сложных машин
Л. Мамфорд не только расширяет механистическое понятие «машина», говоря о «мегамашине» как о социальной организации, но утверждает, что эта «первичная машина оказалась самой ранней моделью для всех позднейших сложных машин, хотя постепенно акцент смещался с человеческих рабочих звеньев на более надежные механические элементы» .
Похожие машины можно встретить и в наше время.
2.2 Положение человека в историческом процессе развития системы «Человек – Машина»
Очевидно, что в современном обществе роль рабов выполняют машины, которые с течением времени необычайно усложнились и, что называется, «поумнели».
Современный рабочий не столько работает сам, своими руками, сколько занимается обслуживанием техники, хотя, довольно часто используются и более простые модели «современной мегамашины» без участия специальной техники. Зачастую машины и механизмы либо не могут произвести данную работу в принципе, либо требуют от владельца организации или совета директоров определенных начальных денежных вложений, на что согласится далеко не каждый.
Таким образом, схема упрощается и возвращается к старой, с использованием исключительно ручного труда (ярчайшим примером могут послужить гастарбайтеры) .
Стоит, однако, заметить, что современный рабочий обладает большей степенью личной свободы по сравнению с древнеегипетским крестьянином, привлеченным к постройке пирамиды, чья жизнь была полностью подчинена лишь одной цели – служению фараону.
Наше общество гораздо пластичней, его устройство позволяет людям, стоящим на нижних ступеньках социальной лестницы менять место жительства и род занятий, что способствует снятию психологической нагрузки, возникающей при конвейерном однообразии, когда повторение одних и тех же действий ежедневно незаметно подтачивает психологическое равновесие.
Но, сменив место работы, или оказавшись в новом городе, человек вновь оказывается встроенным в социальную пирамиду - мегамашину примерно на том же уровне, на котором он находился ранее. И, хотя его жизнь не посвящена полностью служению фараону как некой конкретной личности, олицетворяющей собой вершину социальной пирамиды, он так или иначе вынужден служить пирамиде как таковой, пирамиде в целом, независимо от того, кто или что находится на ее вершине и находится ли вообще.
При этом никто насильно не заставляет человека вписываться в социальную пирамиду, в определенном смысле он свободен в своих действиях и своем выборе. Не существует ни работорговцев, ни рабства как такового, но, тем не менее ситуация далеко не так однозначна, как это выглядит на первый взгляд.
«Она напоминает ситуацию с выбором между демократией и фундаментализмом, которую комментировал в своей работе «Добро пожаловать в пустыню Реального» Славой Жижек: «…сами наши свободы служат тому, чтобы скрывать и поддерживать нашу глубинную несвободу» .
Современный мастер не столько занимается организацией процесса производства работ, или каким-либо техническим инженерным творчеством, сколько принуждает рабочих выполнять работу. Тем самым, он мало чем отличается от древнеегипетского надсмотрщика с хлыстом в руке. Не совсем эту же функцию, но подобную ей выполняет администратор магазина или кафе – он не занимается обслуживанием клиентов, а лишь наблюдает за тем, чтобы находящиеся у него в подчинении рядовые сотрудники правильно выполняли порученные им операции.
Стоящие выше по иерархической лестнице начальники участков и начальники производства работ занимаются ведением технической документации и распределением ресурсов, выполняя функции, близкие к функциям древнеегипетских писцов и жрецов, в чьи обязанности входили учет и контроль. Совет директоров или управляющий кампании (современный фараон) определяют глобальную политику организации и принимают меры для выживания организации среди таких же организаций-конкурентов.
Приведенный пример, безусловно, предельно упрощен, но достаточно характеризует живучесть «мегамашины», появившейся пять тысячелетий назад и в том или ином виде существующей и в наше время.
2.3 Информационное общество и система «Человек – Машина»
Тип общества, в котором мы (или, по крайней мере, некоторые из нас ) живем, традиционно называется информационным: его доминантной является информация, способ функционирования которой – свободное перемещение по сетям. Система такого общества, соответственно, в корне отлична от предыдущего, индустриального, центром которого было производство, фабрика и предприимчивый делец.
Постиндустриальным обществом управляет не система, а потоки информации, - скорее, потоки капитала, власти, информации, распространяющиеся по сетям в соответствии с новыми законами. Миром теперь правят не определенные люди или системы правления, а безликий, подвижный, постоянно мутирующий капитал, сети распространения которого не ограничены ни личностно, ни географически.
Традиционным примером такого положения служит власть транснациональных корпораций. Роль бывших предприимчивых дельцов сводится теперь к роли «агентов» - капитала, информации, корпораций, способных организовывать, направлять и перенаправлять движение информационных потоков.
Л. Мамфорд указывает, что нынешняя ситуация по своим масштабам и степени вовлеченности практически каждого человека в некую общность, напоминает тот безусловно революционный скачок, совершенный во времена строительства пирамид. Но коренным отличием нынешней эпохи и нынешней «пирамиды» является ее неконкретность, нематериальность .
Если воплощение архаической мегамашины вполне осязаемо, то ее современный аналог словно растворен в окружающем мире, он рядом, его присутствие ощущается в виде свода неких неписаных законов и правил, которыми руководствуется в жизни любой человек, абстрактных границ, за которые невозможно вырваться.
В подобных условиях традиционное механистическое определение понятия «машина» выглядит неполным. И даже расширенное понимание машины как социальной организации не отвечает всем требованиям современности.
Несколько иной подход к определению понятия «машина» демонстрирует Станислав Лем в своей работе «Сумма технологии».
«Это понятие может означать и лишь то, что мы до сих пор научились строить. Но, если под «машиной» мы будем подразумевать все то, что проявляет регулярность своего поведения, положение изменится. При столь широком подходе уже безразлично, сделана ли машина из каких-либо механических частей или из человеческого материала (социальная организация), состоит ли она из известных нам элементов или же из пучков излучения или гравитационных полей. Несущественно так же использует ли эта машина энергию, или же создает ее. Все зависит лишь от масштаба рассматриваемых явлений».
Следовательно, «машина – это система, проявляющая какую-либо регулярность поведения, вероятностную или детерминистическую» . Согласно С. Лемму, при таком понимании машиной является все то, что мы сумеем построить, и что будет себя вести следующим образом: будет обладать внутренними и определенными внешними состояниями, причем связи, наблюдаемые между множествами этих состояний, будут подчиняться некоторым закономерностям.
Ярким примером из мира современного искусства, способным проиллюстрировать данное определение, является фильм братьев Вачовски «Матрица», один из героев которого – Морфеус – говорит Нео – главному герою фильма: « Матрица – это система».
В этот момент они оба находятся внутри так называемого нейросимулятора – компьютерной модели, имитирующей Матрицу.
Матрица же, в свою очередь является моделью реального мира, порожденной и управляемой гигантским мегакомпьютером – воплощением машинного рационализма.
Согласно вышеуказанному определению и то и другое – суть машина. Немного позже тот же Морфеус, внушая Нео мысль о его неуязвимости, утверждает, что Матрица и любой из элементов Матрицы действует, согласуясь со строго очерченными правилами, нарушая которые можно добиться невероятных результатов.
Эти правила, своеобразная алгоритмизация действий, заставляют находящихся в Матрице действовать исключительно в рамках определенных границ, выйти за которые практически невозможно. Не то же ли самое мы можем наблюдать в применении к социальной мегамашине, составляющие которой вынуждены придерживаться строгих правил и ни в коем случае не нарушать их.
В противном случае все стройное социальное здание (пирамида) – рушится.
Стоит обратиться к этимологии слова «Матрица».
Вот что обозначает слово matrix (матрица), согласно словарю:
• Матка.
• То, что придает форму, дает рождение или основу тому, что в него вложено.
• Межклеточный материал в биологической ткани.
• Землистое или каменистое образование, в котором содержатся пласты руды или другого минерала.
• Отверстие в плите для получения отливки.
• В математике: квадратная таблица символов, из которой выводится ее определитель.
Создатели фильма используют почти все значения слова «матрица» и даже более того. Ссылаясь на «Новые времена» Чарли Чаплина и «Метрополис» Фрица Ланга, братья Вачевски рисуют картину мира, в котором мы не просто работаем на машины (а не они работают на нас) – машины создают нас, дают нам жизнь и используют исключительно для своих целей.
В «Матрице» технический прогресс показан в его крайностях и это порождает ряд вопросов:
Мы владеем техникой или она владеет нами?
Что, если появятся настолько мощные компьютеры, что они окажутся умнее людей?
Этот вопрос уже достаточно стар и тема «восстания машин» затерта до дыр, но в фильме найден довольно остроумный ход: вместо того, чтобы быть уничтоженными компьютерами, люди становятся их домашними животными. На самом деле, «умным компьютерам» или искусственному интеллекту вовсе не обязательно быть таким уж «умным». Вполне достаточно того, чтобы люди продолжали думать так, как они думали на протяжении последних ста лет – что техника есть решение любой человеческой проблемы.
Достаточно предоставлять работу и возможность тратить заработанные деньги на все новые и новые развлечения и тогда такое «путешествие в мир новых возможностей» ни у кого не вызовет ни малейшего подозрения и будет восприниматься так, словно реальный выбор действительно существует.
Что, если репродуктивная технология будет доведена до такого совершенства, что секс и материнство перестанут быть необходимыми? Что если людей ради удобства (нашего или компьютеров) будут разводить в коконах на специальных фермах?
Что, если коммуникационные технологии разовьются до такой степени, что информация будет поступать непосредственно в мозг человека, минуя органы чувств?
Что, если кто-то другой, а не мы будет контролировать информационные потоки? (Такой сценарий мало чем отличается от сегодняшнего телевидения.)
Фильм «Матрица» - это наглядная демонстрация того, как работает нынешняя сложнейшая по своей организации мегамашина, технологическое общество в его высшем проявлении. «Целый мир, натянутый тебе на глаза, чтобы скрыть от тебя правду». Это конструкция, при помощи которой мир скрывает то, что мы знали всегда, - то, что мы находимся в рабстве у некоей силы, гораздо более мощной, чем наши индивидуальные возможности. Коллективная иллюзия человечества: у всех одна и та же реальность, созданная машинами с целью держать людей в состоянии покорности и беспомощности, чтобы они не выступили против тех, кто поработил их.
«В условиях современного общества электронная основа нашей культуры делает частью мегамашины каждого из нас. На каждого она воздействует индивидуальным неповторимым образом, каждому находится своя неповторимая ячейка, ниша, в которой человек чувствует себя наиболее комфортно и думает, что «живет нормальной жизнью» .
Несколько иного рода машину демонстрируют создатели трилогии «Куб».
Машина, начиненная многочисленными ловушками, отдельные звенья которой – кубические комнаты передвигаются внутри гигантского куба согласно однажды заданному алгоритму.
И в данном случае задачей попавших внутрь этой машины людей, также как и в «Матрице» у Нео, является поиск выхода, как поиск выхода из мира Матрицы. Примечательным является тот факт, что выход находит умственно неполноценный молодой человек, то есть человек, не вписывающийся в социальную структуру, являющийся для нее лишним.
Ловушки, которыми начинен Куб, перекликаются с фильмом братьев Вачевски в том смысле, что Матрица тоже ловушка – как говорят о ней герои фильма – «Ловушка для нашего ума».
2.4 «Философская машина»
Эзотерики именовали "философскими машинами" символические системы, позволявшие искателю упражняться в сопоставлении и объединении самых различных высоких категорий и великих образов. Примерами такого рода медитативного инструментария являются астрология, руническая и арканная мантика и всевозможные алфавиты, которые издревле заключали в буквенных символах развернутые тайные философские доктрины.
«Артпроцессор - философская машина электронно-компьютерного тысячелетия.
Истинная цель артпроцессинга заключается в обеспечении эффективной и устойчивой остановки мышления, что естественным образом открывает врата в соседние смысловые пространства. Само по себе лицезрение танца приятных абстракций освобождает глубинный разум, покоящийся в недрах психики каждого из нас, и он получает возможность действовать в совершенно новом смысловом и энергийном космосе. О существовании последнего большинство приверженцев материалистического технократизма даже не догадываются. Но именно он оказывается корнем и источником бытия видимого нами мирового процесса» .
Благодаря чудесному замиранию суетного мышления становится возможным наполнение души потоками Внутреннего Радужного Света, льющегося из Причинного Мира сквозь неустанно вращающиеся Чакры. Это волшебное безмолвие приводит индивидуальное сознание в соприкосновение с Великим Истинным Всесознанием Единого Мироздания.
Человек всем существом своим припадает к Истокам Жизни и насыщается радостью, гармонией и могуществом, которые помогают ему успешно продолжать свое шествие по земному пути.
Интегрально понимаемый артпроцессинг предоставляет возможность
- вырвать разум из пут суетной повседневности,
- напитать волю энергиями вдохновений,
- осветить и освятить телесный организм сияниями свободы,
- открыть новые пути глубинных обновлений,
- высвободить могучие творческие потенции,
- утвердить в уверенности в успехе и победе разума над злом,
- воссоединить человека с целебными Танцами Архетипов,
- гармонизировать земное и небесное, горнее и дольнее.
Что же такое Артпроцессор, понимаемый как "философская машина"?
- генератор полисемантических мандал,
- распахнутое окно в неведомое смысловое пространство,
- реактор креативного материала,
- бесстрастный мудрый собеседник,
- живая палитра движений души,
- проектор творческих самовлияний,
- копилка якорей бесценных высоких состояний,
- визуализатор абстрактных категорий и глубинных архетипов,
- диспетчерская экзистенциальных медитационных переживаний.
3. Взаимодействие в системе «человек-машина».
3.1 Объективные условия существования системы «Человек – Машина»
Хорошее определение понятия системы человек — машина дал Э. Маккормик, который говорит, что «систему человек — машина можно определить как сочетание одного или нескольких людей с одним или несколькими компонентами оборудования, взаимодействующими друг с другом таким образом, чтобы система, получая сигналы на входе, вырабатывала требуемые в конкретных условиях окружающей среды выходные сигналы» .
Такое определение понятия «человек — машина» позволяет легко увидеть то общее, что есть в сочетаниях:
«автомобиль — водитель»,
«самолет — экипаж»,
«пишущая машинка — машинистка»,
«космический корабль — космонавт».
Машина, получив входные данные, поставляет человеку информацию, которую он воспринимает интерпретирует, используя для этого в качестве устройства для обработки данных свой мозг. Далее человек производит необходимую установку органов управления машиной, чтобы изменить ее выходные данные.
Таким образом, человек и машина образуют единую систему, в которой используются возможности каждого из них.
3.2 Структура системы «Человек – Машина»
«Система «Человек — Машина» может представлять собой незамкнутый или замкнутый контур» .
В первом случае человек только включает систему и, образно говоря, отходит в сторону, так как функции его на этом заканчиваются. Примером такой системы с незамкнутым контуром является система орудие — артиллерист, в которой человек тщательно производит расчет всех поступающих к нему данных и выдает параметры, необходимые для наведения орудия (например, величины угла прицеливания и угла вертикальной наводки). После выстрела человек не в силах уже изменить ни траекторию полета снаряда, ни место его падения.
Примером системы с замкнутым контуром является система космический корабль — космонавт, в которой человек и корабль постоянно взаимодействуют для того, чтобы получать необходимые результаты. Если, например, скорость вращения корабля изменяется в нежелательную сторону или становится просто опасной, космонавт включает соответствующую систему торможения, прекращающую или уменьшающую вращение корабля вокруг той или иной оси. При этом он следит за показаниями приборов, указывающих на то, что вращение корабля прекратилось или уменьшилось до приемлемой величины.
«В системах с замкнутым контуром человек обычно выполняет функции чувствительного элемента (датчика), устройства для обработки полученной информации и регулятора, в то время как машина поставляет ему информацию для принятия решения. Машина также обеспечивает усиление выходных мощностей» .
При такого рода взаимодействии, то есть тогда, когда человек выполняет роль некоего датчика, продолжения, придатка машины, человек нередко отождествляет самого себя с машиной, с которой он работает. Данное отождествление отражается в языке следующим образом: оператор некоей техники говорит, не машина будет делать ту или иную работу, а «я» буду делать это. В то же самое время наблюдатели, или задействованные в производстве работники соглашаются с таким отождествлением.
3.3 Распределение и оптимизация функции в системе «Человек – Машина»
3.3.1 Варианты распределения функции
Одна из важнейших проблем построения системы человек-машина - оптимальное распределение функций между оператором и техническими средствами, то есть определение операций и действий, которые должны выполняться человеком и машиной для обеспечения требуемой эффективности действия системы.
Возможны два основных варианта распределения функций.
В первом человек выполняет только операции контроля над машинным процессом решения задачи и утверждает решение.
Во втором часть операций выполняется человеком и машиной совместно, иначе решение не может быть получено.

Первый вариант — это своего рода параллельная орг

Категория: Проза | Добавил: (19.11.2009) | Автор: Данилец Антон Владимирович E W
Просмотров: 3124 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0

avatar

Меню сайта

Журнал "Вісник Мрії" є періодичним виданням ГО «Дитячо-юнацька екологічна громадська організація «Республіка Мрія», яка з 10 листопада 2013 року як асоційований член увійшла в мережу Всеукраїнської екологічної громадської організації «МАМА-86».  Про ВЕГО "МАМА-86"

Форма входа

Поиск

Новые комментарии

Ссылка на сборник

%