Вы вошли как Гость | Группа "Гости"Приветствую Вас Гость | RSS | ГлавнаяМой профиль | Регистрация | Выход | Вход

Главная » Статьи » Авторы "Мечты" - активность до 2013 года » Виктор Морозов

Синергетика нравов. Виктор Морозов



 

 Все дети рождаются доброго, открытого нрава, но всюду, где они появляются на свет, остается загадкой природа их будущей нравственности. Из века в век люди рождаются с чистой душой, но затем, едва ощутив движение социальной среды, быстро теряют там свой миролюбивый, милосердный нрав. И хотя смена времен несет новые нравы, складываются они, как и в далеком прошлом, под влиянием воли человека. Воля человека и его разум составляют противоречивое, но неразрывное единство, которое всегда и всюду отражается на облике социальной среды. Этот облик фиксирует своей структурой сложившиеся нравы людей и особые условия для их дальнейшего изменения на определенных направлениях. В политике, экономике, науке, религии и на иных подобных направлениях они получают свое широкое распространение и основной импульс. 

    Именно здесь нравы набирают и проявляют свою социальную мощь, значимость и то влияние на отдельного человека, которому очень трудно противостоять. И где бы он ни оказался, куда бы ни забросила его судьба, социальная среда, не знающая никаких границ, диктует человеку всюду свой принцип саморегулирования нравов. Следуя неотступно за человеком как тень, этот принцип саморегулирования охватывает глобальные просторы и создает у людей иллюзию движения их нравов к свободе. И даже когда люди начинают предчувствовать очередной социальный катаклизм и поэтому пытаются изменять свои нравы, единая социальная среда продолжает диктовать свой принцип саморегулирования, которому все должны следовать. Любые попытки противодействовать этому принципу «благими намерениями» или открытым противостоянием неизбежно «работают» против того, кто их затевает.  

Может показаться, что не существует никакой единой социальной среды и, тем более, никому неизвестного принципа саморегулирования. И действительно, о какой глобальной синергетике нравов можно говорить, если все народы имеют свою культуру, разделены политически, религиозно, живут в разных странах, говорят на разных языках, разобщены историей. Между тем есть все основания утверждать, что единая социальная среда сложилась одновременно с самим зарождением человечества и в ней действует единый для всех принцип саморегулирования. Принцип саморегулирования нравов древний как наш мир и функционирует без всяких сбоев тысячи лет. Он «тикает» в часах нашей цивилизации с того момента, как в людях пробудился мыслительный процесс! Конечно, существуют особенности того, как теперь представлена единая социальная среда в том или ином регионе, государстве, нации, народе и как, в какой форме действует там принцип саморегулирования. Однако само существование единой социальной среды и действие в ней принципа саморегулирования нравов определяется не этими особенностями, а самим мыслительным процессом, его синергетикой. Люди веками собирают и хранят следы исторического многообразия этого процесса, раскрашенные национальными, религиозными и иными, не всегда радужными, красками сложившихся нравов. Но за пеленой этих нравов от людей скрывается внутреннее единство, единообразие мыслительного процесса и реальная возможность существования для них общей нравственной основы.  

Каждый человек считает себя разумным существом (home sapiens) и испытывает понятное беспокойство о будущем. В той или иной мере это беспокойство отражается на его деятельности, которая может простилаться от борьбы за выживание и «хлеб насущный» до поиска ответа на вопрос: « В чем смысл жизни?» По этому поводу А.Эйнштейн как-то сказал: «Человек может найти для себя смысл в жизни, какой бы короткой и тревожной она ни была, лишь посвятив себя обществу». Но общество обществу - рознь, а потому правота знаменитого физика и здесь относительна. С А.Эйнштейном можно согласиться, но в том смысле, что ответ на вопрос « о смысле …» спрятан в глубинах той реальности, творцами которой являются люди. Создавая эту рукотворную социальную среду, люди в ней и с её помощью ищут ответы на разные вопросы, которые перед ними ставит жизнь. Однако, несмотря на большое разнообразие культур, которыми богата история, пока так и не сложилось ясное представление о том, что в действительности представляют собой сами люди. Если не считать ряда общеизвестных догадок о появлении людей на Земле, то сущность человека так и осталась загадкой.

Человек – венец творения и пригоршня праха. Этой мыслью Шекспир как пророк возвещает о тайне человека и о кризисе в познании им собственной сущности. Уже в средние века этот кризис как незаметный ручеёк таинственным образом превратился в стремительный поток, способный уносить смысл любой человеческой жизни. Но иногда своим творчеством людям удавалось приостановить его и обратить внимание на необходимость поиска ускользающей логики и смысла в том, почему их воля и разум творят историю. В это время они осознавали, что история имеет свою меру и надо ценить её значение, как минимум, для себя, для своей нации, народа, государства. И хотя продолжало жить мнение, что людей история ничему не учит, они стали бережно относиться к её сохранению. Конечно, бережное отношение только к своей истории – уже существенный прогресс, но этого недостаточно потому, что она остается хаотичной мозаикой, скрывающей свой истинный смысл. Скрытая логика исторического процесса продолжает изматывать людей, навязывать им господство варварских нравов в политике, экономике и в жизни вообще.

«Есть дух истории – безликий и глухой,
Что действует помимо нашей воли».
М.Волошин

До сих пор люди продолжают искать оправдание бесконечным войнам, преступлениям за % прибыли, за право единолично утверждать шкалу ценностей и глобальные цели. Но смысл этого бесконечного кружения, как и раньше, ускользает от всех. Несмотря на глобализацию, её проникновение в экономику, общественные институты и иные сферы человеческой деятельности, вплоть до бессознательного в психике человека, смысл истории остается неясным. Глобализация не открывает этот смысл и не изменяет статус нашей цивилизации как закрытой системы, не является средством её спасения от деградации и разрушения.

Человек рождается наделенный зачатками разума и своеволия. Проходит совсем немного времени, и он начинает осваивать азы знаний, а зачатки своеволия обычно уступают место той или иной силе воли. Капризы типа «я хочу» сменяются желаниями реально осуществимых целей. Для достижения этих целей необходимы различные условия, но для человека главное среди них – сила воли. Её становление идет разными путями, что требует навыков, умения, знаний приобщения к достижениям коллективного разума. Воля и своеволие – это чувства человека, которые отличаются тем, что воля всегда привязана к конкретной цели, целям, а своеволие её может и не иметь вовсе. Сила своеволия, в отличие от силы воли, определяется не желанием достичь конкретных целей, а страстью утвердить всюду свой собственный смысл. И в этой страсти своеволие безгранично, хотя и непостоянно.

«Наше своеволие таково, что
Добейся оно всего на свете,
Ему и этого будет мало. Но
Стоит от него отказаться – и мы
Полны довольства».
Блез Паскаль

Чувство своеволия потому так и называется, что для него нет ограничений, а те, что «претендуют» на это, условны и временны. Сила или слабость воли всегда конкретна, а сила своеволия - в его непредсказуемости, неопределимости, неоднозначности. Силу воли, хотя и в определенных рамках, человек может самостоятельно воспитывать, усиливать для достижения своих целей. Управлять своеволием очень трудно, а при определенных условиях и невозможно ввиду непредсказуемости силы этого чувства и отсутствия привязанности его к определенной цели. Однако своеволие хоть как-то, но ограничивают различные ощущения конкретной личности, нравы, господствующие в народе, нации, государстве, социальной среде. Общество, как может, постоянно дополняет это ограничение все новыми и новыми социальными законами, регулирующими поведение людей. Но, несмотря ни на какие ограничения, порывы своеволия в обществе могут достигать «заоблачных высот» и устремляться даже туда, где его может остановить или гибель человека, или его разум. Однако для того, чтобы разуму это было «по плечу», он должен обладать определенной культурой мышления.

Разум, не познавший свою природу, фундаментальную связь со своим своеволием, обладает громадной разрушительной силой, неуправляем и может приносить только страдание как его носителю, так и его окружению, социальной среде. Когда своеволец, не понимающий природы своего своеволия, не может утвердить в чем-то своего смысла или просто добиться цели, он впадает в неистовство, бесовство. И тут неважно, какая цель поставлена: мировое господство, перестройка общества по демократическому или коммунистическому принципу, богатство, женщина, всё что угодно. Надеясь выиграть в карточной или биржевой игре, своеволец пускает по ветру своё и чужое, всё до последней «нитки». По этой же причине становится уголовником, убийцей и зачастую за это расплачивается тюрьмой, а то и жизнью. Своеволец способен уничтожать всё и всех, кто ему мешает, и, прежде всего, самого себя. Разрушение и самоуничтожение – неизбежные следствия своеволия, которое просыпается в человеке, не владеющего культурой своего мышления, разума. Он способен потерять чувство реальности, непрерывно взвинчивая себя мыслью, что ему всё доступно, и он всё может. Своевольный человек, даже не задумывающийся о культуре своего мышления, и общество, которое ему потакает в этом, не желают считаться с реальностью и не видят её. В искаженном своеволием воображении они пытаются переделывать реальность на свой лад и не способны поверить, что она иная.

«Мы с моим народом пришли к соглашению: они будут говорить,
что пожелают, а я буду делать, что пожелаю».
Фридрих Великий

Или вот еще один образец своеволия, который мало чем отличается от первого.

«Решать в нашей стране должен народ, а народ- это кто? Это партия. А партия кто? Это мы. Мы – партия. Значит, мы и будем решать, я вот буду решать. Понятно?».
Из речи Н.С.Хрущева на встрече с представителями интеллигенции

Подобных высказываний можно привести массу. Они принадлежат самым разным временам, известным персонажам различных стран и народов. Но интерес представляют не эти «слова, слова …». Важно то, что масштаб своеволия не равномерно, но возрастает очень давно и всюду, следуя за глобализацией социальной среды, которая формируется без должной культуры мышления. В результате, каким бы путем ни шло развитие цивилизации с учетом национальных и иных особенностей, можно спрогнозировать один результат – её деградацию и гибель. Ни те страны, которые кичатся достигнутым уровнем демократии и уровнем жизни её граждан, ни те, которые нахлебались её отсутствием и нищетой, не могут рассчитывать пока на иной исход. А объяснение этому, в конечном счете, одно – низкая культура мышления, застывшая в своем развитии. В такой социальной среде периодически возникают условия для кризиса – «отката» культуры мышления к примитиву. Причем глобализация социальной среды делает этот «откат» более затяжным и заметным, а человеку всё сложнее изменить культуру своего мышления выше «средней», обращенной только назад, в прошлое. Это приводит к тому, что культура мышления, хотя и разная у всех по форме, но по своим возможностям сдерживать своеволие - очень низкая, а то и просто убогая. Все последствия такого, теперь уже глобального усреднения культуры мышления предсказать трудно, но важно понимать, что если люди не освоят новые возможности для повышения своей культуры мышления, то в очередной раз превратятся в подданных «царства» своеволия. А затем и в исполнителей чужой, чуждой им воли, которая до поры до времени никому конкретно не принадлежит, а значит, её как бы и не существует.

Социальная среда, которая изменяется её творцами, не способными по разным причинам повышать культуру своего мышления, деградирует неизбежно. Под напором их «умелых» рук и «новых» глобальных идей она становится аморфной в своем однообразии целей и не требует от человека силы воли для их достижения. Сильная воля в такой среде оказывается невостребованной, поскольку легко подменяется элитарностью, партийностью, корпоративностью, клановостью и т.п. Постепенно социальная среда склоняется ко все большей агрессивности против любого проявления своеволия, кроме того, которое она будет «планировать» и «санкционировать» самостоятельно. И тогда неизбежно произойдет то, о чем предупреждал ещё В.Шекспир в средние века - распадется связь времен. Когда это произойдет, то будет уже поздно, но станет очевидным для многих, что общество не обладает надежным набором средств, способных ограничивать своеволие. Изменить что-либо уже не сможет ни рынок с его товарно-денежными отношениями, ни «мудрая» политика, ни различные запреты, ограничения, законы и множество других методов и приемов. Условными станут культуры народов, их религии, обычаи, традиции, нравы. Поиск людьми смысла жизни станет для них неактуальным, поскольку сожмется до ощущений и инстинкта самосохранения в человеке, в нации, в народе, в государстве. Хотя, конечно возможно, что, пройдя очередной социальный или иной катаклизм, люди опять серьезно задумаются о смысле жизни. Задумаются и попытаются вновь понять некое коренное экзистенциальное заблуждение их разума об истинной глубине его связи с волей и своеволием человека. Однако, как показала история, социальные катаклизмы сами по себе не пробуждают в людях устойчивый интерес, потребность в поиске смысла жизни, свободы, культуры мышления. Для разума, осознающего себя только подданным очередного нового «царства» своеволия, свобода рано или поздно подменяется высокомерием, культура - снобизмом и элитарностью, культура мышления - догматизмом. Такой разум обычно довольствуется тем, что приблизительно выражает собой термин - «культура мышления», и его не смущает тот факт, что никто так и не смог определить содержание термина «культура». Здесь полная аналогия с понятием «время», которое кажется ясным до того момента, пока не делается серьезная попытка определить его сущность.

Понятно, что культура мышления не врожденное качество, а умение рассуждать не гарантирует правильности даже обыденного мышления, не говоря о мышлении научном. Повышать культуру мышления человеку помогает его творчество, приобщение к науке, искусству, религии, к тому, что называется «культурное наследие», к логике, к её открытым законам. Уже основы логики дают возможность сознательного применения её законов к решению конкретных задач, позволяют как-то организовать умственную деятельность, что повышает общую культуру мышления. Однако кроме привычных форм творчества, логики, которые известны и позволяют людям достигать больших результатов в науке и современных технологиях, существует еще и творческая интуиция. Интуиция проявляется в виде первоначальных этапов творчества, которые не контролируются разумом, волей, сознанием. Интуиция расположена так «глубоко» в структуре сознания человека, что возник особый термин - «сверхсознание». Сложно судить о том, насколько удачным оказался этот термин К.С.Станиславского, обозначающий неосознаваемое психическое, которое, как считают, непосредственно связано с творчеством. Однако, сущности человека, процессу его мыслительной деятельности присуща некая глубинная логика, особый уровень разума, его синергетика. Разум на уровне интуиции, глубинной психики несет с собой свою логику, которая существенно отличается от той, которая известна по своим внешним формальным, диалектическим и иным признакам. Более того, этот уровень разума там дополняется не волей, которая проявляется «на поверхности» через стремление к очевидным целям, а …. нашим Своеволием!

Воля связана с разумом и потому непрерывно обращается к нему за поддержкой. Она черпает у разума свою основную силу и ей недостаточно одной только веры. Взаимосвязь между разумом и волей тут чем-то напоминает поведение очень неглупых существ собак, которые верно служат человеку. Даже когда человек бьет собаку (ограничивает, подавляет свою волю), она всё равно льнет к нему, любит его и служит ему беззаветно. Она продолжает служить преданно как чеховская Каштанка, убежавшая от доброго хозяина к худшему, потому что он был первым, к которому она привязалась. Но своеволие разума отличается от воли. Своеволие может пойти наперекор разуму, поскольку ему в какой-то момент может быть достаточно одной только веры. И в этом его бесконечно могущественная сила, которая может быть как разрушительной, так и созидательной. Но ничто не сможет устоять перед своеволием Разума - даже Хаос!

Своеволие «старше» воли и потому уходит и ведет нас в самую глубину, в бездну нашего сознания, туда, где скрываются его таинственные возможности. Частичное проявление этих возможностей происходит на фоне длительного исторического процесса, который завершается на наших глазах. Особенностью этого этапа является то, что хаос своеволия здесь подавляется обществом обычно в «зародыше», что отчасти исторически оправдано. На этом этапе разуму обычно достаточно воли, которая с ним обеспечивает достижение тех или иных целей, а своеволие в социальной среде проявляется и допускается как исключение. Этот исторический этап можно охарактеризовать как целую эпоху, которая завершается глобализацией социальной среды, содержащей в себе массу самых разных противоречий, сплетенных в хаос неразрешимых проблем. Но глобализация социальной среды – это не только проблема её масштаба, обострения внутренних противоречий, а и её неизбежного качественного изменения. Эти изменения стремительно ведут социальную среду к своей точке бифуркации, за которой дальнейшее её развитие безвозвратно меняется. В этой связи нужно осознавать, что от того, как эта точка будет пройдена, зависит дальнейшая судьба каждого человека, будущее всей нашей цивилизации. И тут не нужно заблуждаться и надеяться, что потом можно будет как-то скорректировать прошлое. Ничего изменить ни потом, ни пОтом люди уже не смогут, потому что для них это станет невозможно. За точкой бифуркации, которую глобальная социальная среда обязательно преодолеет, традиционные методы разрешения кризисных ситуаций работать не будут. Естественно, что возникает вопрос: «Что делать?». Если кратко, то другого пути как проникнуть в тайну своеволия человека, в синергетику его мышления нет и быть не может. Правда, можно уповать на чудо, но это уже, как говорят, совсем другая история.

Своеволие человека – это не только ключ к его нраву, нравственности, но и к совершенно иной культуре мышления. Все последствия проникновения в синергетику разума человека предсказать трудно потому, что иная культура его мышления потребует пересмотра основ построения социальной среды. Главными станут не технологии, а поиск путей их согласованного, гармоничного использования. Может показаться, что проникнуть в тайну своеволия человека будет чрезвычайно трудно потому, что она давно упёрлась в извечную, неразрешимую проблему присутствия зла в нашем мире. Между тем, надо иметь в виду, что эта проблема возникла не сама по себе, а из-за своеволия человека, людей, и потому без проникновения в их мыслительный процесс решена быть не может. Зло – это результат экспансии своеволия человека, не владеющего своей культурой мышления, которое функционирует для него по принципу «черного ящика». Но, прислушиваясь как угодно - хоть к входу, хоть к выходу этого «черного ящика», понять мыслительный процесс невозможно. Невозможно это и путем моделирования структур, подобных мозгу человека, как это пытается сделать нейрокибернетика.

Сегодня те, кто занимается искусственным интеллектом, пытаются моделировать сложность самого разума, его реакции, ощущения и даже чувства. На самом деле начинать надо не с этого, а с моделирования взаимосвязи своеволия и разума, как бы безотносительно их сложности. При этом модель искусственного разума, интеллекта должна быть внутренне противоречивой и не ограничивать своеволие, а наоборот, допускать его присутствие. Начальное моделирование разума – это относительно простое имитирование не реального своеволия и не настоящего разума, а только их взаимосвязи, которая в реальности, видимо, является фундаментальной. Это должно принципиально упростить моделирование, поскольку в кибернетике для этого уже существует хорошо известный метод обратной связи. Для своеволия, как нельзя лучше, подходит положительная (+) обратная связь, а для разума - отрицательная (-). В такой модели принцип её самоорганизации и саморегулирования должен быть единым, а математическим аппаратом для его моделирования может служить метод «клеточных автоматов». Для эффективного изучения результатов моделирования и их наглядности необходим обычный компьютер средней производительности. В самом начале моделирования требования к компьютеру на удивление скромные, но когда «искусственный разум» заработает, он «сам подскажет» масштаб необходимых «ему» вычислительных возможностей. Подобное моделирование – это не техническая проблема или точнее техническая, но только в малой части. Тут основная трудность в поиске простого принципа, способного объединить, соединить в единое целое самоорганизацию и саморегулирование. Его обязательно надо изначально заложить в модель мышления, сознания человека, так как без него любая попытка моделировать разум бесперспективна. Принцип хотя и простой, но для извлечения его на «Свет Божий» потребуется коллективное напряжение сил, консолидированное усилие воли многих. Причем, это усилие не предполагает длительного изучения «природы вещей», «заслушивания», «выделения финансирования» и подобных проволочек, а должно быть реализовано как «мозговой штурм» единомышленников.

Основная сложность такого «мозгового штурма» сосредоточена в его организации. Он должен быть таким, чтобы его участникам удалось разглядеть в этой относительно простой модели (её фрактале) бесконечную сложность сознания человека и окружающего его мира одновременно. А для этого её создателям потребуется вера в результат, который обязательно продемонстрирует им много интересного о работе мышления человека. Например, то, почему своеволие людей действительно виновно во всех наших бедах, в разгуле зла, которое периодически накрывало человечество. Станет понятно, почему своеволие совсем не обязательно может быть только разрушительным. И главное – человек обретет по-настоящему умного «собеседника», который поможет преодолеть наступивший кризис в культуре мышления людей. Постепенное совершенствование этой модели приведет к тому, что разум человека откликнется не на разрушительный, а на созидательный призыв своеволия, потому, что их единство – это и есть залог удивительных возможностей человека. Человек, открыв истинный смысл результатов, полученных от «собеседника», обязательно осознает, что обладает колоссальной созидательной силой, а любые попытки её ограничения будут только расступаться перед культурой их совместного Разума.


© Copyright: Виктор Морозов, 2010
Свидетельство о публикации №21012020674

Категория: Виктор Морозов | Добавил: rm (12.06.2011) | Автор: Виктор Морозов W
Просмотров: 784 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0

avatar

Меню сайта

Журнал "Вісник Мрії" є періодичним виданням ГО «Дитячо-юнацька екологічна громадська організація «Республіка Мрія», яка з 10 листопада 2013 року як асоційований член увійшла в мережу Всеукраїнської екологічної громадської організації «МАМА-86».  Про ВЕГО "МАМА-86"

Форма входа

Поиск

Новые комментарии

Ссылка на сборник

%